Expand Cut Tags

No cut tags
assucareira: (Default)
Удивительно зрелищное кино. Так понимаю, китайский ответ голливудскому "Боги Египта". Еще похож на индийскую "Махабхарату".

куча магии богов и гаджетов... представляю себе как на большом экране в 3д было бы...

http://kinogo.club/6510-liga-bogov-2016.html



assucareira: (айш в очках)
Давным-давно молодая светлоглазая женщина с небрежно подобранными вверх волосами и узким золотым ободком, перехватывающим лоб, стояла на балконе.



Она любовалась рассветом.
вот бы туда еще слетать... )Сосредоточенный восторг от того, что из-под пальцев получается невесомая ткань... А женщин в туниках, как во сне, в интернете не было, поэтому ее картинки нету...
assucareira: (Default)
Кто у нас самый любезный, самый приветливый и самый симпатичный из нас блогер? конечно, http://dmitrij-an.livejournal.com. Поскольку он интересуется камнями, решила сделать ему приятное, и выложить семейки живых камней. Ну, и еще кое-что, для пущей любезности характера. Пусть ему будет приятно:)

Семейка камнеежек за обедом, вокруг обеденного стола:


Тссс! Камни тоже делают "это"!! Только меееедленно-меееееедленно... Не будем им мешать!..

ой... (стыдливо зарделась) )

А это - "комплимент от шефа", для цветового пятна :) :

assucareira: (Default)

0 - Антон Ломаев - художник- (200x299, 26Kb)

Известный российский иллюстратор из Санкт-Петербурга Антон Ломаев родился 13 марта 1971 года в Витебске, в 1982 году переехал в Ленинград. Окончил Санкт-Петербургский академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина, где специализировался в мастерской книжной графики. Еще во время учёбы начал работу художника-иллюстратора. С 2000 года  член Союза художников России.

Его иллюстрации кажутся живыми и атмосферными, можно действительно ощутить обстановку и эмоциональное состояние героев его картин. Кроме того, каждая иллюстрация полна ярких деталей и необычных образов и вся это красота на простой бумаге с помощью карандаша и акварелей темперы. А еще хочется поздравить Антона, ставшего лауреатом всероссийского конкурса "Образ книги" за иллюстрации к книге "Красная Шапочка"! Всецело разделяю мнение жюри - иллюстрации в исполнении Антона восхитительны!

доброта, красота и волшебство... )

http://obiskusstve.info/blog/45772982794/V-gosti-k-lyubimyim-skazkam-Hudozhnik---illyustrator-Anton-Lomae?from=mail&l=bnq_bn&bp_id_click=43008759713&bpid=43008759713

assucareira: (Default)
Николай Иванович Костомаров, историк и этнограф 19 века, написал «Очерка домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях». Вот как он описывает облачение бояр того времени: «По подолу и по краям рукавов рубахи окаймлялись тесьмами, расшитыми золотом и шелками, шириною пальца в два… Ожерелье, кроме вышивки золотом и шелками в виде разных узоров, унизывалось жемчугом… В нарядных кафтанах часть рукава при конце называлась запястье, вышивалась золотом, украшалась жемчугами...

Шёлковые материи... ткались вместе с золотом и серебром, одни с золотыми и с серебряными узорами по цветному фону ткани, другие были затканы золотом и серебром, так что по золотому полю выводились серебряные, а по серебряному – золотые узоры и фигуры, как, например, чешуи, большие и малые круги, струи, реки, травы, листья, птицы, змейки, изображения людей и стоящих, и лежащих, и с крыльями... В довершение блеска своих одежд русские украшали уши серьгами или одной серьгой и вешали на шее драгоценные золотые или позолоченные цепи...

Сапоги, чеботы, башмаки, ичетыги были всегда цветные, чаще всего красные и жёлтые – иногда зелёные, голубые, лазоревые, белые, телесного цвета; они расшивались золотом, особенно в верхних частях на голенищах, с изображениями единорогов, листьев, цветов и проч., и унизывались жемчугом; особенно женские башмаки украшались так густо, что не видно было сафьяну. В зажиточных русских домах обувь вообще делалась дома и для этого держали в дворе знающих холопов…»

Однако не только бояре того времени имели возможность щеголять в роскошных одеяниях. Костомаров отмечает, что и в крестьянской семье «при малейшей возможности муж не скупился принарядить свою жену. В те времена у посадских и у крестьян встречались такие богатые наряды, каких теперь трудно отыскать в этих классах. Их дорогие одежды были скроены просто и переходили из рода в род…»






Русский народный костюм. Государственный исторический музей Русский народный костюм. Государственный исторический музей Русский народный костюм. Государственный исторический музей Русский народный костюм. Государственный исторический музей Русский народный костюм. Государственный исторический музей





Правда из всего этого он делает, мягко скажем, странный и довольно неожиданный вывод: «Русские не заботились ни об изяществе формы, ни о вкусе, ни о согласии цветов, лишь бы блестело и пестрело. О том, чтобы платье сидело хорошо, не имели понятия. В их одеждах не было талии: они были мешки, приходившиеся на каждую, лишь бы не очень высокого и не очень низкого роста, и вполне соответствовали пословице: неладно скроено, да крепко сшито». Не нравился ему и обычай русских женщин «оттягивать уши тяжёлыми серьгами», «как нельзя более согласовывающийся с раскрашиваньем и с покроем платьев», «для иностранцев и для нас в настоящее время, усвоивших западные понятия, выглядит в русской женщине как верх безвкусия и уродливости».

Видимо, европейские каноны моды – единообразие, серость и коричневость – уже в 19 веке считались вершиной элегантности и вкуса, так что, да, радужный фонтан красок русского костюма должен был для еврофила раздражающе «пестреть и блестеть». Тем более, что П.И. Савваитов (1815-1895), исследователь быта Древней Руси, насчитал более сотни (!) оттенков в русском платье и столько же сочетаний, поскольку наши предки прекрасно разбирались в гармоничном сочетании цветов и знали, что тёплые цвета нужно уравновешивать холодными тонами, тёмные – светлыми и пр. Сохранились описания старинных тканей: «на але шолке бел с золотом реки и листье»; «на багреце шолк бел с золотом круги без связок, розвода золота»; «на вишнёве шолк червчат с серебром мелкой узор»; «на рудожолти шолк червчат да чорн круги».

Однако же у вестфальского барона Августа Гакстгаузена (Haxthausen August), путешествовавшего по России в апреле-октябре 1843 г., почти в то же время, что Н.И. Костомаров, писавшего свои «очерка», сложилось совсем другое впечатление о русской одежде. После своего путешествия он написал «Этюды о внутренних отношениях народной жизни и в особенности о земельных порядках России», где он не только описывал земельные порядки России, но и некоторые этнографические наблюдения: «есть губернии, как, например, Нижегородская, в которой каждая крестьянка носит на шее, на головном уборе от 200 до 300, а иногда и до 1000 настоящих жемчужин...»

Ещё он описывает такое поразившее его зрелище. Однажды в воскресный летний день по дороге, пролегавшей мимо имения, где он гостил, медленно и плавно двигалась группа женщин, молодых и пожилых, одетых так нарядно, так великолепно и так не похоже на всё, виденное им ранее, что шествие показалось барону скорее видением, нежели явью. «Что это?» – спросил он и был удивлён ответом хозяина имения, вологодского помещика: «Бабы из моей деревеньки к праздничной обедне в церковь идут...»

Кстати о жемчуге. В России он был очень популярен с древних времён и до 19 века. В одной из былин Илью Муромца жители Чернигова уговаривают остаться в городе воеводой, предлагая ему «злато, серебро и скатный жемчуг». Скатный – значит круглый. Жемчужины неправильной формы назывались «рогатыми». А в Переяславской летописи описывается сон древлянского князя Мала. Ему привиделось, будто княгиня Ольга одарила его одеждой, расшитой жемчугами. «Пришед Ольга, дааше ему порты многоценны, червлены, все жемчюгом изсажены».

В начале 16 века новгородцы ездили покупать жемчуг в Азов и Кафу (нынешняя Феодосия). Поэтому привозной морской жемчуг иногда именовали «кафским». Так же его называли ещё «гурмышское» или «бурмитское» стекло. Однако на Руси жемчуг тоже добывали. Основными кладовыми русского жемчуга были чистые северные реки, например, на реке Варзуга в Архангельской губернии. Добытый там жемчуг назывался варзужский или новгородский. Своими жемчужными промыслами славился старинный беломорский город Кемь. Невероятно, но ещё каких-нибудь 150 лет назад в небольших речках, таких как Охта, под Санкт-Петербургом крестьяне занимались жемчужным промыслом. Занятие это было весьма доходным делом. В 1917 году они рассказывали, что за одну качественную жемчужину в Петербурге платят по 50 рублей и больше, при учёте, что за 10 рублей тогда можно было корову купить.

В первой половине 17 века в Москве существовал специальный рынок – жемчужный ряд, на котором торговали жемчугом. До начала 18 века монополия на добычу и продажу жемчуга в России принадлежала церкви, пока Пётр I не издал указ, по которому весь добытый жемчуг должен был сдаваться в государственную казну. Указ особым успехом у крестьян не пользовался, несмотря на посылку чиновников, которым надлежало надзирать за его исполнением, и в 1731 году добыча жемчуга была разрешена всем без изъятия, с одним только условием: самый крупный и чистый жемчуг должен был доставляться в коммерц-коллегию за денежное вознаграждение.

Жемчуга в России добывалось очень много. Им украшали почти всё – одежду, головные уборы, обувь и иконы. Об особой любви к жемчугу в России свидетельствует тот же барон Гакстгаузен: «Трудно сосчитать жемчуг на образах и утвари у Троицы, легче было бы мерить его четвериками. На образах богородицы и святых обыкновенно писаны только лики и руки, самое же платье покрыто золотой ризой. Наиболее уважаемые образа вместо риз покрыты сплошь жемчугом и драгоценными камнями. Быть может, в одной Троицкой лавре жемчугу больше, чем во всей остальной Европе…»

Другой иностранец, Иоганн Готлиб Георги (Johann Gottlieb Georgi) (1729-1802), который, в отличие от предыдущего немца, десятилетия изучал Россию в составе географических экспедиций, но был с ним солидарен. Он написал первое этнографическое исследование народов России на немецком языке, частично переведённое на русский «Описание всех в Российском государстве обитающих народов, также их житейских обрядов, вер, обыкновений, жилищ, одежд и прочих достопамятностей», где отмечал, что «хорошо одетый Россианин по древнему своему обычаю, имеет вид красивый и важный», а «совершенный, или полный, женский убор, на купеческих жёнах, весьма многоценен и чрезвычайно хорош и великолепен».

Большинство иностранцев, посещавших Московию, единодушно сходились во мнении, что мало что сравнится с великолепием и разнообразием русских женских головных уборов. Искусно вышитые золотой нитью, отделанные камнями и жемчугом, они поражали воображение невиданными растениями и фантастическими птицами. Посмотрим и мы на эту красоту и начнём с девичьих головных уборов.

Как известно, девушки же ходили с непокрытой головой, свободно распустив волосы (что с 19 в. уже редко встречалось) или же заплетали косу, а головной убор был непременно с открытым теменем. Самым распространённым головным убором была «повязка» – полоска ткани в виде широкой ленты, которая обхватывала голову кольцом и завязывалась на затылке. Верхняя часть шилась из позумента, изнутри подбитого ситцем, или золотистой парчи в виде ленты, а нижняя – очелье – состояла из пяти пластин серебристой фольги, расшитых речным жемчугом или бисером в виде геометрического узора. Внизу край повязки завершала жемчужная поднизь. Со стороны затылка повязка украшалась шёлковыми лентами.






Мауро Гандольфи. Портрет молодой женщины в сарафане 1820 г. М.Нестеров «Девушка в кокошнике. Портрет М.Нестеровой» 1885 г. Акварели Солнцева Ф.Г. Акварели Солнцева Ф.Г. А.И. Корзухин «Боярышня» 1882 г.





Ещё одним девичьим головным убором был «венец» (другие названия «почелок», «ряска») – сплошной твёрдый праздничный полукруглый убор, обрамлявший девичье лицо подобно нимбу. Как правило, он тоже украшался золотым шитьём, вышивкой жемчугом или белым бисером.

Наиболее впечатляющим праздничным девичьим головным убором, безусловно, является «коруна» – твёрдый, прорезной, гибкий венец, также украшавшийся золотым и серебряным шитьём, драгоценными и полудрагоценными камнями, жемчугом или бисером.






Д.Г. Левицкий «Портрет Агафьи Левицкой, дочери художника» 1785 г. В. Суриков «Посещение царевной женского монастыря» 1912 г. Ф.С. Журавлев «Боярышня» 1896 г. М.А. Врубель «Царевна-Лебедь» 1900 г. Г.С. Седов «Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем» 1882 г.

http://obiskusstve.info/blog/45584216746/Russkiy-kostyum-v-zhivopisi-Russkie-devichi-golovnyie-uboryi-v-z?from=mail&l=bnq_bn&bp_id_click=43868892929&bpid=43868892929
assucareira: (Default)

Сергей Соломко

Теперь мы расскажем ещё об одном талантливом русском художнике, в своих работах воспевшем Русь. Его имя Сергей Сергеевич Соломко (1855 (1867)-1928) – график, акварелист. Родился в Санкт-Петербурге в семье генерала. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1883-87) и Петербургской Академии художеств (1887-88). Виртуозно рисовал акварелью исторические и аллегорические сюжеты, сцены из боярской жизни и иллюстрации к русским сказкам.

В 1910 г. получил богатое наследство и поселился в Париже. Продолжал писать акварели, иллюстрировать книги парижских издательств и создавать серии открыток на темы русской старины. Именно по его работам за рубежом судят об образе русской красавицы.





С. Соломко. Забава Путятишна С. Соломко. Апраксия Королевишна С. Соломко. Настасья Королевишна С. Соломко. В русском головном уборе С. Соломко. Разговор





В 1921 году участвовал в выставке «Художники Императорской Академии художеств Петрограда». Был членом Общества взаимного вспоможения и благотворительности русских художников в Париже, которое в 1927 году, в связи с его тяжёлым заболеванием провело несколько благотворительных вечеров в его пользу. Умер Сергей Сергеевич Соломко в Русском старческом доме, похоронен в Сент-Женевьев-де-Буа. Предлагаем выдержки из статьи Александра Шестимирова «Сергей Соломко, генерал от декадентства» о творчестве художника.






С. Соломко. Встреча С. Соломко. Встреча С. Соломко. Привет С. Соломко. Встреча С. Соломко. Писец





Его имя, сразу скажем, вызывало крайнюю антипатию и у современных ему художественных критиков, и у искусствоведов советских времён. И те, и другие единодушно критиковали творчество Соломко, обвиняли его в «галантерейном реализме», в упадничестве, его искусство считали пошлым, вульгарным, служащим лишь «потрафлению вкусам толпы». Пожалуй, во всей истории русского искусства не найдётся ещё одного такого художника, взгляды на творчество которого у специалистов и у коллекционеров открыток были бы столь полярны.





С. Соломко. Гордая С. Соломко. Птичье гнездо С. Соломко. Отгадай С. Соломко. Встреча С. Соломко. Вопрос





Буря негодования, охватившая художественную среду, однако, не могла повлиять ни на творчество Соломко, ни на восприятие его зрителями. Критики пытались взглянуть на художника с позиции реализма, станковой живописи. Но при этом они забывали, что Соломко представлял совершенно иной жанр, со своими законами. В конце XIX века в России расцветали иллюстрированные журналы, и появился совершенно новый жанр – журнальная графика. Если художники вроде Каразина и Самокиша, иллюстрируя военные действия или изображая дальние страны, ещё не доступные фотоаппарату, выступали чаще всего как репортёры, то именно Соломко, наряду с Елизаветой Бьём, – наиболее известные и яркие представители нового жанра.







С. Соломко. Вечерняя прогулка С. Соломко. Возвращение от заутрени С. Соломко. 17 век С. Соломко. Русские в Голландии во времена Петра Великого С. Соломко. Воспоминание





В их иллюстрациях обычно прослеживалась некая занимательная или назидательная мысль, что как раз и было отличительной чертой жанра журнальной иллюстрации. И публиковались они в основном в тех изданиях, которые в современном понимании представляли бульварную, т.е. лёгкую, развлекательную прессу. Поэтому их творчество не претендовало на серьёзный реализм.

Жанровые сценки Соломко обычно типичны по своей сути и анекдотичны по содержанию. Вот, например, юный прельститель пытается приворожить девушку, которая в праздничном костюме выглядит неземной красавицей, этакой Василисой Прекрасной. Она присела отдохнуть на скамейке, пока её спутница, старая экономка, приставленная следить за ней, мирно спит, прислонившись к дереву. И тут вдруг появился молодой человек. Как сладостны его речи! Да только, можно ли нарушить запрет на всякие разговоры с противоположным полом? Или другая ситуация. Не думали юноша и девушка, что в минуты любовной утехи за ними с нескрываемым ехидством наблюдают две старые ведьмы. Да, грянет шумный скандал – есть же люди, которым плохо, когда другим хорошо. Сколько злорадства на лицах двух ключниц!






С. Соломко. Прельститель С. Соломко. Тайное свидание С. Соломко. Эко чучело! С. Соломко. Охота за счастьем С. Соломко. Будущие друзья





Очень часто Соломко рисовал сценки с двумя героями. Лаконизмом повествования характеризовался доходчивый живописный язык. Такие его сюжеты, как «В ожидании ответа», «Вопрос», «Серьёзный вопрос», «Объяснение в любви», «У забора», «Шутник», и многие другие отражали переживания, знакомые всякому. Эти рисунки, несомненно, навевали людям ностальгические воспоминания, затрагивали опредёленные струнки души. Рассматривая их, люди забывали о проблемах современной жизни и погружались в тёплый, романтически прекрасный мир, где единственной проблемой был трудный ответ на предложение руки и сердца.






С. Соломко. В ожидании ответа С. Соломко. Вопрос С. Соломко. Объяснение в любви С. Соломко. У забора С. Соломко. Шутник





Иногда Соломко создавал и многофигурные композиции, но любой персонаж по-своему подчёркивал главную тему, не уводил в сторону. Так, в акварели к открытке «Эко чучело! (Новая мода)» художник выразил различное восприятие современного платья. Молодые и старые женщины, одетые в душегреи и кацавейки, с нескрываемым ехидством рассматривают молодую девицу, демонстрирующую своё диковинное платье с выражением блаженного наслаждения на лице. Эта акварель, по сути, является оригинальным карикатурным откликом на постоянные приложения к журналу, рассказывавшие о последних парижских модах.






С. Соломко. Василиса Микулишна С. Соломко. Светлячок С. Соломко. Мария Лебедь Белая С. Соломко. Русская красавица С. Соломко. Без имени





Особой изобретательностью отличаются костюмы героинь позабытых былин. Свобода темы, её оторванность от боярской жизни с присущими ей «обязательными» костюмами, позволяла художнику применить всю его фантазию художника-модельера. Костюмы Василисы Микулишны, Настасьи Королевишны, Забавушки Путятишны, царицы Азвяковны выполнены в исконно русском стиле, но в то же время Соломко старался творчески переработать прототипы. Его фасоны могли быть с успехом использованы и для балов-маскарадов, и для театральных костюмов.

Соломко также много работал над иллюстрациями к русским сказкам, произведениям Пушкина и Лермонтова и мифологическим сюжетам, расписывал царские веера, делал рекламные плакаты, участвовал в выставках русских акварелистов. Но критика с упорным постоянством не хотела признавать за художником выдающихся способностей.






С. Соломко. Свадебная церемония в средние века С. Соломко. В гостях С. Соломко. Пир С. Соломко. На мосту С. Соломко. Русская красавица





Художественное наследие Соломко никогда подробно не исследовалось. При огромном интересе филокартистов к открыткам с его рисунками и акварелями, Соломко продолжает оставаться малоизученным художником. Все эти стороны его деятельности слишком разрозненны: иллюстрации Соломко есть только в дореволюционных изданиях, старые открытки хорошо известны только тем, кто их собирает, а витринные плакаты и вовсе остались за пределами нашего представления о творчестве художника. Но каким бы вульгарным Соломко ни представлялся специалистам – историкам искусства, – его творчество, безусловно, неотделимо от русской художественной культуры дореволюционной России».

Обратите внимание на последний рисунок. На картине С. Соломко «Русская красавица» начала 20 века изображены «наушники», похожие на те, которые носилигран-дамы в Испании 2000 лет назад…

assucareira: (Default)

Русский костюм в живописи. Русские девичьи головные уборы в живописи

Константин Маковский

Константин Егорович Маковский

Одним из самых известных и талантливых русских живописцев второй половины 19 века, который воспел в своих полотнах русскую старину, является Константин Егорович Маковский (1839-1915 гг.). Он написал великое множество ярких картин боярской Руси 17 века. Его красавицы «боярышни» наряжены в красочные русские одежды и дивные головные уборы, и украшены роскошными серьгами и ожерельями той далёкой эпохи, которые прорисованы с поразительной детализацией. Его картины настолько точны в воспроизведении обстановки того времени, что способны заменить десятки учебников, и написаны с такой любовью к русской культуре, что воодушевляют не только на любование ими, но и вызывают стремление узнать и полюбить богатейшее наследие наших предков. Не многим известно, что источником этой точности и убедительности является его давнее и страстное увлечение – коллекционирование предметов русской (и не только) старины, которым он занимался всю свою жизнь.




К.Е. Маковский «Боярышня» К.Е. Маковский «Боярышня»
К.Е. Маковский «Боярышня» К.Е. Маковский «Боярышня»
К.Е. Маковский «Боярышня»


Об этом рассказывает статья Надежды Большаковой «Константин Маковский – коллекционер», отрывки из которой мы предлагаем Вашему вниманию.

«…Пристрастие это имело семейные корни. Егор Иванович Маковский, отец художника, являясь большим любителем искусства, был одним из крупных коллекционеров в Москве второй четверти XIX века. Он собирал произведения изобразительного искусства, преимущественно старинную гравюру.

К.Е. Маковский унаследовал собирательскую увлечённость отца, однако в его коллекционировании преобладали иные интересы. По определению сына живописца, известного художественного критика Сергея Маковского, – это была «красивая старина», которую, по его мнению, отец «безостановочно покупал… со вкусом знатока, но без особого разбора – и нужное, и ненужное, и то, что могло пригодиться как аксессуар для исторической картины, и то, что просто «понравилось» своим изяществом, своеобразием или вычурой, и что можно было куда-нибудь пристроить в жилых комнатах и мастерских».




Венец. Новгородская губерния. Первая половина 19 в. Из коллекции К.Е. Маковского. Российский Этнографический музей. С.-Петербург Кокошник. Костромская губ. Конец 18 в. Из коллекции К.Е. Маковского. Российский Этнографический музей. С.-Петербург Сборник. Вологодская губерния. Конец 18 – начало 19 вв. Из коллекции К.Е. Маковского. Российский Этнографический музей. С.-Петербург Поднизь. Костромская губерния. Конец 18 в. Из коллекции К.Е. Маковского. Российский Этнографический музей. С.-Петербург Ларец. Конец 17 века Из коллекции К.Е. Маковского. Российский Этнографический музей. С.-Петербург


Начало коллекционированию было положено в 1860-е годы и неразрывно связано с творческой деятельностью молодого художника, когда вырученные за продажу первых картин деньги он стал вкладывать в приобретение «красивой старины».

По словам его сына, Маковский пополнял коллекцию «...чуть ли не ежедневно скитаясь по антикварам в поисках древностей русских и нерусских, на толкучке Александровского и Апраксина рынков».

Ещё об одном из источников рассказывает, вспоминая своё детство, дочь художника Е.Лукш-Маковская: «Пришла продавщица старины из Александровского рынка, еврейка: известная старьёвщица, с помощницей, скупает со всех концов России сохранившиеся старинные уборы, а больше с севера, и для Константина Егоровича – уж постарается. И ставятся уже ларцы, развязывается большой узел, и прямо на блестящий паркет зала, против света больших окон на Неву падает с её рук целый поток материй, ложатся ломаными складками старинные платья, парчовые «кусочки». Оживлённо совещается папа с матерью, но увлекается и, жадный до каждой тряпицы, забирает зачастую всё, так ценил он русскую древность, был знатоком и не скупился на такие покупки».




К.Е. Маковский «Девушка в жемчужном ожерелье» К.Е. Маковский «Портрет девушки в русском костюме» К.Е. Маковский «Боярышня с подносом» Маковский «Боярышня» Маковский «Боярышня»


Основная часть русской коллекции была собрана в столовой. Её изображению отведено значительное место в главе «В комнатах» воспоминаний Елены Маковской: «Громадный старинный стеклянный шкаф чёрного дерева во всю стену с витыми колоннами – полон развешанных и расставленных старинных боярских костюмов: парча, разноцветные сарафаны, жемчугом унизанные поручи, кокошники в мелких жемчужных кружевах. Чудно светятся, цветятся узорчато роскошные уборы, поблёскивают матово-голубым, розово-золотым шёлком и серебром… На карнизе камина старинная домашняя утварь – красота! Серебряные ковши, кубки раковинные, рукомойники, опахала – все любимые предметы отца – боярских времён. Он их отыскивал, собирал, изображал на многих своих картинах, свою русскую, настоящую преемственную старину».




К.Е. Маковский «Боярышня» К.Е. Маковский «Боярышня» К.Е. Маковский «Чарка мёда» К.Е. Маковский «Русская красавица» К.Е. Маковский «Грустная княжна»


Наиболее ценными его приобретениями были коллекции русских ларцов с резьбой по кости и русского костюма (особенно кокошников и головных уборов). О том, как художник использовал их в своей работе, рассказывает писательница Е.М. Фортунато, которую тот пригласил в качестве модели: «Маковский молча снял с меня шапочку и… вытащил шпильки из моей причёски. Волосы рассыпались по плечам. Оглядев меня… Маковский стал заплетать косу, и я удивилась, как ловко он это делает. Покончив с косой, достал из венецианского резного шкафчика великолепный голубой штофный боярский сарафан с самоцветными пуговицами и голубую повязку с жемчужными поднизями. По-прежнему молча он повёл меня к венецианскому гранёному трюмо, накинул на меня сарафан поверх платья и надел мне на голову повязку. Ни слова не говоря, он поворачивал меня то так, то этак. И смотря то на меня, то в зеркало, щурил глаза…». Отметим, что женские образы в национальном костюме в XIX веке становились способом выражения национальной идеи в русском искусстве и связаны с поисками национального идеала женской красоты.




К.Е. Маковский «Боярышня» К.Е. Маковский «Девушка, примеряющая серьги» К.Е. Маковский «Русская красавица в кокошнике» К.Е. Маковский «Боярышня» К.Е. Маковский «Боярышня»


Исторические атрибуты в сочетании с занимательностью сюжетов, живостью образов, воплощённых в полотнах художника с присущим ему живописным мастерством и артистизмом, вызывали в зрителях горячий интерес. Через картины Маковского они приобщались к культуре предков и познанию российской истории.

Дочь художника вспоминала: «…Прилегало к мастерской ещё помещение, отделённое занавесом, вроде… сцены, ниже потолком… В мастерской с прилегающей «сценой» родители устраивали временами музыкальные вечера, ставились роскошные «живые картины» из боярского быта… Тогда весь коридор из квартиры и лестница «чёрного хода» обвешивались гобеленами и освещались. Приглашённые (до 150-ти человек) на эти прославившиеся вечера подымались в мастерскую-театр. Тогда-то извлекались все боярские наряды, музейные вещи, кокошники в жемчугах… Представители старых родов, потомки тех же бояр, ловко и красиво облачались в парчовые и бархатные одежды… Изображались, группировались картины отца – «Свадебный пир», «Выбор невесты». Отец так любил боярский быт, что было ему дорого ещё и живым создать его. В этом не только понятный восторженный каприз, но и предугадывание увлекательной полезности для своего искусства».




Живая картина «Боярский свадебный пир» К.Е. Маковский «Боярский свадебный пир» К.Е. Маковский «Выбор невесты царём Алексеем Михайловичем» К.Е. Маковский «Под венец» К.Е. Маковский «Поцелуйный обряд»


К началу ХХ века за Маковским прочно закрепился статус крупнейшего коллекционера. Он начинал свою собирательскую деятельность как художник, увлечённый красотой предметного мира, а заканчивал – как знаток и крупный специалист в области русской старины, стремившийся сберечь художественное достояние России. Долгое время занимаясь собирательством, общаясь с крупными историками и коллекционерами, он приобрёл обширные познания в этой области. Поэтому неслучайно в 1915 году, когда, как писали газеты, «вопрос о русской старине был поставлен особенно остро и с любовью исследуется», художник становится членом Общества возрождения художественной Руси, важнейший задачей которого было изучение, сохранение и пропаганда русской старины.




К.Е. Маковский. Картина из боярского цикла К.Е. Маковский «Игра в жмурки» К.Е. Маковский «Святочные гадания» К.Е. Маковский «Рассказчица» К.Е. Маковский «Боярыня у окна с прялкой»


Маковский не без основания гордился своим собранием. Он с удовольствием, как некогда его отец Егор Иванович, показывал свою коллекцию, вещи предоставлял на выставки. Одной из последних была «Выставка церковной старины», устроенная Музеем при Училище технического рисования барона Штиглица весной 1915 года. И вряд ли он мог даже представить, что коллекция, собиравшаяся с любовью в течение более полувека, занимавшая столь важное место в его жизни и искусстве, и сама по себе уже ставшая отражением целой эпохи в русской культуре, совсем скоро будет пущена с публичных торгов.

В начале марта 1916 года в Петроградских газетах появились объявления о «богатом» аукционе «имущества, оставшегося после смерти знаменитого художника и коллекционера профессора Императорской академии художеств Константина Георгиевича Маковского». Прошло всего полгода как художника не стало в результате трагического случая. Сбитый уличной пролёткой на одной из улиц Петроградской стороны, он получил тяжёлую травму головы, от которой 17 сентября 1915 года скончался. В каталоге, сопровождавшем аукцион, перечислено 1100 предметов.




К.Е. Маковский «Портрет княгини Юсуповой в русском костюме» К.Е. Маковский «Боярыня» К.Е. Маковский «Боярышня у окна» К.Е. Маковский «За чаем» К.Е. Маковский «У околицы»


Столичным музеям – Русскому музею Императора Александра III, Эрмитажу и Музею Училища технического рисования барона Штиглица было предоставлено право отбирать вещи для пополнения своих собраний ещё до начала аукциона. Затем подключились московские музеи. Несмотря на то, что право первого приобретения принадлежало петербургскими музеям, в некоторых случаях москвичи опережали их, и по этому поводу местные газеты жаловались: «…представители московских антикварных фирм и музеев специально приехали на аукцион для скупки старинного серебра, кубков, икон, платьев, ещё не проданных Петроградским музеям. Все эти вещи уходят в Москву. Почти за бесценок куплен москвичами подлинный костюм шута XVII века… Кубки, ковши, бокалы и чарки переходят в руки видных московских коллекционеров». Рис. 221. К.Е. Маковский. Фото. 1900-е.

Лишь небольшие фрагменты коллекции Маковского оказались в музеях. Ряд предметов приобрёл Русский музей Императора Александра III. Они поступили в собрание Этнографического отдела (ныне Российский этнографический музей). Сюда попали разнохарактерные экспонаты: русская деревянная мебель, кованые и костяные ларцы, подсвечники, детали парадного женского костюма, пряничные доски, медная и деревянная посуда. Именно их мы узнаём в полотнах художника. Всего по списку, хранящемуся в Русском отделе музея, в его собрание с аукциона поступило более 20 вещей. Лучшие из них занимают постоянное место в экспозиции Этнографического музея…»


http://obiskusstve.info/blog/45584216746/Russkiy-kostyum-v-zhivopisi-Russkie-devichi-golovnyie-uboryi-v-z?from=mail&l=bnq_bn&bp_id_click=43868892929&bpid=43868892929

assucareira: (Default)
Мое прим: везде просматриваются сходные два элемента: на лбу очельника - пластинки вроде отражателей (почти везде), и на висках тоже висюльки металлические. Неужели правда для отражения???


Read more... )
assucareira: (Default)
Princess Zinaida Yusupova in Russian dress embroidered with pearls

История кокошника полна тайн и загадок, а точного ввремени его появления не знает никто.
Коко́шник — старинный

Read more... )
assucareira: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] salenta at Сказка - "ложь", да в ней - намек))))))))))))




из сказки:
- А тебе что купить, Машенька?

- А мне купи, родимый батюшка, наливное яблочко да серебряное блюдечко... Стану я катать яблочко по блюдечку да заветные слова приговаривать.

.......

- Катись, катись, яблочко наливное, по серебряному блюдечку, покажи мне и города и поля, покажи мне леса, и моря, покажи мне гор высоту и небес красоту, всю родимую Русь-матушку.

Вдруг раздался звон серебряный. Вся горница светом залилась: покатилось яблочко по блюдечку, наливное по серебряному, а на блюдечке все города видны, все луга видны, и полки на полях, и корабли на морях, и гор высота, и небес красота: ясно солнышко за светлым месяцем катится, звезды в хоровод собираются, лебеди на заводях песни поют.

Оригинал взят у [livejournal.com profile] xspline в Сказка на ночь про Бабу-ягу, Ивана-царевича, блюдо серебряное и клубочек волшебный
Оригинал взят у [livejournal.com profile] megaanatoli4 в Сказка на ночь )
Оригинал взят у [livejournal.com profile] greenorc в Сказка на ночь )

Сказка про Бабу-ягу, Ивана-царевича, блюдо серебряное и клубочек волшебный

Read more... )
assucareira: (Default)


говорят, где-то в октябре выйдет! боже, опять эта судорожная мука - сидеть считать часы до следующей серии! :))) жду-не дождусь! так их всех обожаю, прям сил никаких нет! :))
assucareira: (Default)
Ключи к волшебным сказкам славяно-ариев


Русские народные сказки являются наследственной сокровищницей духовного опыта наших Предков, их знания законов и бытия миров Прави, Слави, Яви и Нави.



Для сведущего человека эти сказки предстают неисчерпаемым кладезем мудрости, позволяющей людям осознать сокровенную глубину жизни славянского народа и его Ведического мировоззрения – Родобожия.



При внимательном прочтении и исследовании волшебных сказок выявляются восемь смысловых уровней. Эти уровни рассмотрены в трудах В. Я. Пропп[1] с его точки зрения.

... Читать далее...
assucareira: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] lj_editor at Антикварная сказка о царевиче лягушке
Сказка о царевиче лягушке, издание И. Кнебеля, издание 1914 года

В сообществе [livejournal.com profile] kidpix [livejournal.com profile] museum_cdm опубликовал фотографии книги с замечательной сказкой о царевиче лягушке (да-да, не о царевне, как это ни странно). Помимо главного героя мужского пола, особенность именно этого экземпляра сказки — год ее издания — 1914 и дореформенный язык: в тексте сказки, конечно же, есть буквы «Ѣ» и твердый знак на конце слов, которые позже были исключены из алфавита во время орфографической реформы 1917–1918 годов. Кроме того, повествования сопровождается потрясающими иллюстрациями Антонины Христиановны Вестфален.


Пролистать «Сказку о царевиче лягушке», издание 1914 году )
Присоединиться к дискуссии
assucareira: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] sil2ooo at За тридевять земель
Нечего от себя добавить, оставлю здесь как оно есть. Может нет а может и правда все. Не вижу пока возможным подтвердить фактами, но если смотреть на данный материал в купе с остальными данными - почему бы и нет?

Originally posted by [livejournal.com profile] starmidgard at За тридевять земель

Пядевая система – славянская система измерений пространства.

Наши Предки умели гармонично сосуществовать и взаимодействовать с Природой, и даже свели все гармоничные пропорции в определенную систему измерения различных структур окружающего нас многомерного пространства.

Read more... )
assucareira: (Default)
Оказывается, раньше на Руси ноты тоже записывались, и записывались они по-другому. Крюками. Я впервые об этом узнала только сейчас, и просто поражена.

Горовосходный холм

Горовосходный холм. Конец XIX   в. Наглядное пособие, способствующее лучшему восприятию последовательности и высоты «солей» (нот) при изучении знаменного пения. В основании горки помещено изображение Иоанна Дамаскина — знаменитого богослова (ок. 673 — ок. 777), автора многих церковных песнопений.

Песнопение на крюковых нотах Во святую и великую субботу

Из собрания Государственного Исторического музея
Песнопение «Во святую и великую субботу...» Вторая половина XIX в.

Текст на крюковых нотах

отсюда
assucareira: (Default)

Сказка о колобке

6 ДЕКАБРЯ, 15:44

Все читали сказку о колобке, но никто не задавался вопросом: «Какие знания скрыты в этой сказке?». А вы хотели бы это знать? Тогда учитесь читать между строк. Я не буду дословно приводить текст сказки, так как главное для нас не в том, что в ней написано, а в том, о чём написано.

Жили-были старик и старуха. И захотели они себе испечь колобок. Заметим, что здесь речь идёт не о людях среднего возраста, а о древних стариках без указания их возраста. В этом случае можно сказать, что они существовали вечно. А вечно существующими считаются только Боги. Таким образом, в начале сказки речь идёт о Боге и Богине, которые пожелали создать человека.

Поскребли они по сусекам, помели они по амбарам и насобирали муки. В этом действии заключён первый этап создания человеческого существа. Первое тело человека было создано из мельчайших субчастиц, которые ещё ничем не были скреплены между собой, кроме желания. Это тело было астральным, то есть было похоже на облако пыли, способное менять свою форму под влиянием чувств.

Взяла старуха воды и замесила тесто из этой муки. Вода это энергия, которая связала между собой те субчастицы, из которых был создан человек. Заметим, что работу эту делал не старик (Бог), а старуха (Богиня). Второе тело человека было подобно тесту, которое может то подниматься, то опадать и всё ещё может менять форму. Можно сказать, что человек искал наиболее приемлемую для жизни плотность тела. Это тело было эфирным.

Слепив колобок, поставили его в нагретую печь. Когда была найдена наиболее приемлемая для жизни плотность тела, была окончательно определена и воспроизведена также его форма. Но эту форму необходимо было закрепить, что и было сделано с помощью энергии огня. Человек получил физическое тело.

Вытащили колобка из печи и поместили на подоконник, чтобы он остыл, обдуваемый ветерком. Энергия ветра это энергия духовная. Ветер вдохнул душу в колобка (человека).

Осветило колобка солнышко, и ожил колобок и задумался: «Что он здесь делает?». Энергия солнечного света наделила колобка (человека) разумом. Это та искра божья, которая находится в душе любого человека (Дух). Здесь подразумевается не только наше солнце, дарующее всему на Земле энергию жизни, но и Солнце Бога (Ядро Вселенского Разума), наделившее человека сознанием.

Таким образом, мы получаем представление о сотворении человека намного образнее, точнее и обстоятельнее, чем это дано в Библии. В этой сказке открывается и обряд крещения новорожденного у древних руссов. Слово крещение произошло от слова крест, который символизирует соединение воедино четырёх стихий: воды, огня, ветра (воздуха) и света (солнца). Обряд крещения проходил сразу после рождения и заключался в следующих действиях: новорожденного обмывали водой, знакомя его с ней и прося у воды покровительства над новорожденным, потом новорожденного подносили к горящему домашнему очагу (печи), знакомя его с огнём и прося у огня покровительства над новорожденным, потом выносили на улицу и представляли ветру и солнцу, прося и их покровительства над новорожденным. Проводил этот обряд обязательно глава рода или отец ребёнка. Таким образом, обряд крещения у русских язычников был логически законченным магическим действием, обеспечивающим ребёнку покровительство и защиту четырёх стихий, через которые Бог проявляет себя на Земле.

Ожив, колобок (человек), сотворённый стариком-Богом и старухой-Богиней, отправился путешествовать. Это путешествие колобка символизирует всю жизнь человеческую, в течение которой человек подвергается испытаниям характера.

Встретил колобок зайца — человек проходит испытание на трусость (заяц всегда символ трусости). Но не испугался колобок зайца. Убежал от него.

Встретил колобок волка — человек проходит испытание на злость и ненависть (волк всегда символ злобы). Но ушёл колобок от волка.

Встретил колобок медведя — человек проходит испытание на жажду власти (медведь изображается хозяином леса: символ власти). Но и от медведя ускользнул колобок.

Встретил колобок лису — человек проходит испытание на устойчивость к хитрости и лести. Вот тут-то колобок и сплоховал. Поддался лести и доверился хитрости, что его и сгубило.

Так уж устроена славянская душа: и власть над другими людьми не прельщает, и злобу в душе долго не хранит, и не струсит в трудный для Родины час, но доверчивость и неспособность распознать хитрость всегда приводят к неприятностям. Из этой сказки можно сделать вывод, что для славянина важно научиться распознавать лесть и не доверять хитрым авантюристам, а жить своим умом и сердцем. И это не просто слова, а пророчество, которое подтверждается историческими событиями последнего тысячелетия.

Наши пращуры были отнюдь не глупыми людьми. Расены, видя, что новая вера на Руси берёт верх и уничтожает волхвов и все знания, накопленные русскими волхвами в течение десятков тысячелетий, постарались сохранить хотя бы часть из них, придав им форму детских сказок. Их расчёт оказался верным. Только то, что славянские дети воспитывались на этих сказках, помогло славянским народам противостоять навязываемым им стереотипам и остаться в душе, на подсознательном уровне, такими же истинными славянами, как и их предки. Но многие оказались не настолько разумными людьми, чтобы увидеть в детских сказках скрытый смысл. Таким необычным способом эти знания дошли до нас, и пришло время расшифровать эти знания и составить «Русскую Библию». Вы только себе представьте, какой пласт нераскрытых знаний лежит перед нами, какой неиссякаемый рудник, полный драгоценнейших камней, требующих огранки.

http://snnwolf.ru/all/skazka-o-kolobke/

Profile

assucareira: (Default)
assucareira

April 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Page generated Jul. 26th, 2017 12:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios